Выборы 2014. Общий обзор

Поскольку некоторые формулировки, призванные оттенить электоральный процесс в более контрастном свете, могут быть восприняты читателем как недоброжелательные по отношению к той или иной партии, в начале статьи поясним авторскую позицию.

Автор считал в старые времена и считает сейчас, что справедливое правление опирается не «парламентское большинство», а на более широкий спектр политических сил, которые разделяют единое геополитическое видение Мироустройства, и могут быть названы «государственническими».

На Украине такими силами были левые (коммунисты и прогрессивные социалисты Витренко), индустриальные технократы (Партия регионов и ППП Кинаха), лево-центристы (социалисты Мороза и народники Литвина) и русофилы («Русский блок», «Русское единство» Аксёнова, «Родина» Маркова). В России – Единая Россия, Справедливая Россия, КПРФ, ЛДПР, Родина и некоторые менее известные партии.

Из 12 политических сил, отважившихся участвовать в выборах в подсанкционном Крыму, доброго слова заслуживают все 12. Тем не менее, среди них были партии-спойлеры, которые не несли обществу никакого послания, а только стремились запутать наименее информированных избирателей. Такими партиями я считаю РППС, КПСС и Партию ветеранов России.

Кроме того, партии «Зелёные», «Демократическая партия России», «Патриоты России» и «Справедливая Россия» выступили столь невнятно, что впору подозревать их в несерьезности намерений. Хотя, определенно, те люди, которые за них голосовали – голосовали за конкретные идеи либо за крымских политиков, взявшихся эти идеи продвигать («за лицо»).

Я не считаю партию «Коммунисты России» спойлером КПРФ (и КПРФ спойлером «правильного коммунизма» тоже не считаю). У меня нет никаких предубеждений к Единой России и ЛДПР, и, наверняка, я бы голосовал за одну из них. Тем не менее, электорат не прошедших в Госсовет Крыма партий – самая интересная для меня часть крымского населения.


Однополярность на уровне избирательных участков

Существование «электоральных заповедников» Единой России характерно прежде всего для сельских районов Республики Крым и для городов Керчь, Красноперекопск, Евпатория и Саки. В Джанкойском, Красногвардейском, Сакском, Белогорском, Ленинском от трети до 64%[1] избирательных участков были такими «заповедниками». Однозначно НЕ являются такими заповедниками ГО Феодосия, г. Джанкой и западная часть г. Симферополя (Железнодорожный и Центральный районы), а из сельских районов – Симферопольский район. Еще ряд территорий занимает промежуточное положение: ГО Судак, Бахчисарайский, Нижнегорский, Раздольненский районы[2].

[1] Это данные по Красногвардейскому району, по Сакскому (где доля 68%) – данные не полные.

[2] Из-за труднодоступности данных (доступные – не полны) не анализировались ГО Алушта, ГО Ялта, Красноперекопский, Первомайский, Черноморский, Кировский и Советский районы.

Лоялизм, фрондерство и политическое безразличие

Муниципальные образования Республики Крым по типам электорального поведения населения, можно разделить на:

  1. Лоялистские: Первомайский, Сакский, Советский, Нижнегорский, Кировский районы и г. Керчь
  2. Фрондирующие: города Евпатория, Джанкой, Армянск и Феодосия, районы: Раздольненский, Симферопольский и Бахчисарайский
  3. Глубоко-аполитичные: города Симферополь, Судак, Красноперекопск и Красноперекопский район
  4. Разносторонне-политизированные (не лоялисткие, но и не фрондирующие): Ленинский район, городской округ Алушта, Джанкойский, Красногвардейский, Белогорский районы.
  5. МО переходного типа: Черноморский район и городские округа Ялта и Саки.

 

Можно сказать, что с наибольшим энтузиазмом приняли «игру в парламентаризм» жители территорий 4-го типа, а также Первомайского, Сакского, Раздольненского районов и Евпатории. Кроме того, город Керчь представляет интересный пример единодушной поддержки правящей партии, а городской округ Феодосия – фрондирования левых и национал-патриотических кругов на фоне низкой явки. На фоне смазанного электорального лица Ялты и полного безразличия симферопольцев, стоит говорить скорее о западно-крымском, феодосийском и керченском центрах политической активности, и об алуштинском, джанкойском армянском субцентрах.

Горно-лесная зона Республики Крым в целом характеризуется  пониженным интересом к политике в новых российских условиях, хотя из группы горно-предгорных территорий выделяются Белогорский и Симферопольский районы с относительно высоким уровнем политической активности.

 

В первом приближении территория Республики Крым может быть разделена по вовлеченности населения в политические процессы следующим образом:

  • Западно-крымский очаг (Евпатория ГО, Раздольненский, Первомайский, Сакский районы и дополнительно Саки ГО и Черноморский район)
  • Равнинный тип: Красногвардейский, Джанкойский, Нижнегорский и Советский районы
  • Сивашский тип: Красноперекопск ГО и Красноперекопский район
  • Салгирский тип: Симферопольский и Белогорский районы
  • Горно-лесной тип: Бахчисарайский район, Ялта ГО, Кировский район, Судак ГО
  • Восточно-крымский очаг (Керчь ГО и Ленинский район)
  • Отдельные центры: Армянск ГО, Джанкой ГО, Алушта ГО, Феодосия ГО, Симферополь ГО.

 

Восточный, Западный и Равнинный типы политического поведения характеризуются одинаково высоким уровнем выборной активности (явка 59%).

Для Восточного типа характерно монопольное положение Единой России во многих населённых пунктах и кварталах, общий рейтинг ЛДПР – 6,9% (меньше барьера), позиции КПРФ сильнее, чем на территориях Равнинного типа – 4,1%.

Для Западного типа на мезоуровне[1] характерна политическое разноголосица: в Евпатории голосуют за КПРФ (7,4%), в Раздольненском районе – за Справедливую Россию (9,1%), в Черноморском районе, единственном из всех западных, – за ЛДПР (8,1%), Первомайской и Сакский районы ставят рекорды по явке – а, так как они еще и сверхлояльны Единой России, то еще и по поддержке ЕР в отношению ко всему населению (47% и 45% всего взрослого населения). Из-за гг. Евпатория и Саки в территориях Западного типа поддержка КПРФ сильнее чем на Востоке (4,8%). ЛДПР же тут ещё слабее, чем на Востоке (6,3%).

Для Равнинного типа характерна максимальная поддержка Единой России (74,4%), ослабленные позиции ЛДПР (5,7%), очень слабые позиции КПРФ (2,7%) и коммунистической идеологии вообще (5,0% в сумме у 3-х компартий).

Для Салгирского и Горно-лесного типа характерна пониженная явка – 55% и 50% соответственно, пониженная поддержка Единой России – 69,3% и 67,3% соответственно, высокие результаты ЛДПР – 9,2% и 9,9%. Кроме существенной разницы в явке Салгирский и Горно-лесной типы имеют ещё ряд различий: на территориях горно-лесного типа больше поддержка КПРФ (4,7% против 3,6%), коммунистов вообще (∑ 8,4% против ∑6,1%), Справедливой России (2,0% против 0,7%), но меньше поддержка Демократической партии России (0,9% против 2,4%). Рейтинг партии Родина повышен в обоих типах территории: 3,1% в Салгирском типе, и 2,8% в Горно-лесном типе.

Присивашский тип определяется по очень низкой явке (48%), большому рейтингу КПРФ (5,1%), и паре ЛДПР-ЕР, которая преодолела 7% на половине участков. Все эти тенденции совершенно не характерны для соседнего Равнинного типа (там явка выше, КПРФ слаба, а ЛДПР малопопулярна), черт сходства с Западным типом также не обнаруживается.

В Симферополе явка составила 47%, рейтинг Единой России – 68,9%, ЛДПР – 12,2%, КПРФ – 4,9%. Симферопольские избиратели выбирали в основном между Единой Россией и ЛДПР, активность избирателей снижена.

В Феодосии явка составила 46%, рейтинг Единой России – 64,9%, ЛДПР – 12,3%, КПРФ – 6,5%, выше среднего рейтинг Родины, Справедливой России. ЕР повсеместно выступает тандемом с ЛДПР, есть очаги активной поддержки коммунистов.

В Алуште явка составила 60%, рейтинг Единой России – 68,0%, ЛДПР – 9,1%, КПРФ – 5,4%, Справедливой России – 3,3%. Алушта – город с политически активным населением.

В Армянске явка составила 52%, рейтинг Единой России – 68,1%, ЛДПР – 7,3%, КПРФ – 5,2%, Родины – 8,3%. Армянск – единственный город, где партия «Родина» преодолела 7% барьер, политическая активность в Армянке значительно оживленнее, чем в соседнем Красноперекопске (Присивашский тип).

В Джанкое явка составила 53%, рейтинг Единой России – 65,6%, ЛДПР – 8,0%, КПРФ – 9,6%. Джанкой – в отличие от прилегающих районов (Равнинный тип)– активно поддерживает коммунистов. КПРФ преодолела 7% барьер только на 2-х территориях Республики Крым: в городских округах Евпатория и Джанкой.

Каждый из  5 городских округов, рассмотренных отдельно, резко выделяется из своего окружения и в некотором смысле противостоит ему:

  • Симферополь значительно более аполитичен и стандартизирован, чем Симферопольский район (Салгирский тип)
  • Феодосия не похожа ни на горно-лесной, ни на восточный тип, а представляет собой образец «фрондирующего старого бойца» (то есть «более патриотична, чем власть», и демонстрирует усталость от политики в виде низкой явки).
  • Алушта активнее и разнообразнее с политической точки зрения, чем Ялта или Судак (Горно-лесной тип).
  • Армянск политизирован и, в некотором смысле, даже радикален в отличие от вялого Красноперекопска (Присивашский тип).
  • Джанкой поддерживает коммунистов, в то время как в прилегающих равнинных районах у коммунистов самые слабые в Крыму позиции.
[1] Уровне районов и городских округов

Коммунизма или справедливости?

Из 12 политических сил, участвовавших в выборах Госсовета Крыма в 2014 году, две были классическими компартиями (более мирная КПРФ, и более революционная «Коммунисты России») и ещё три партии выносили лозунг «Справедливости!» (КПСС, РППС и Справедливая Россия).

Справедливость оказалась популярнее коммунизма в Раздольненском, Советском, Ленинском, Нижнегорском и Красногвардейском районах.

Повсеместно коммунистическая идеология (в двух толках — КПРФ и Коммунистов России) получила более 3% поддержки, а вот новый для Крыма 7% барьер коммунистические идеи преодолели в Джанкое, Евпатории, Феодосии, Ялте, Бахчисарайском районе, Алуште, Саках, Красноперекопске, Симферополе и Армянске. Наименьшей поддержкой коммунисты пользовались в Равнинном степном Крыму (особенно в зажиточных Красногвардейском и Нижнегорском районах: 3,6-3,8%).

Коммунизм в Крыму 2014 года – это идеология горожан, причем даже не городского пролетариата (рабочий город Керчь и крупный рабочий посёлок Приморский не входят в число базовых территорий для коммунистов). Поддержка села утрачена, и судя по подробному исследованию Феодосийского и Судакского городских округов, коммунисты сохраняют какие-либо позиции в сельской местности не среди крестьянства, а среди сельского пролетариата  –  работников пищевой промышленности (в указ. случае, винзаводов).

Национал-патриотические партии

К группе «национал-патриотических и/или национал-популистских партий» мы относим ЛДПР, партию «Родина», партию «Патриоты России».

Позиции национал-патриотов и национал-популистов сильны в:

  • этноконтактных зонах (Судак ГО, Симферопольский, Первомайский, Джанкойский, Бахчисарайский районы)
  • приграничье с Украиной (Армянск ГО)
  • столице Республики (Симферополь ГО)
  • старых центрах пророссийского движения (Феодосия ГО, Керчь ГО)
  • некоторых территориях с абсолютно не смешанным (чисто русским) населением: Черноморский, Нижнегорский районы и Ялта ГО.

 

Очень слабы позиции национал-патриотов и/или национал-популистов в:

  • Другой части этноконтактных зон – там где русское движение ослаблено: Белогорский и Кировский районы
  • Сельских районах с сельской политической культурой: Советский, Сакский, Красноперекопский и Красногвардейский районы

 

Если рассматривать позиции националистов не как конкуренцию за остаток пирога, не откушенный Единой Россией (доля от неЕРвского электората), а как конкуренцию за всех избирателей, то картинка крайне упрощается. Русский национал-патриотизм в Крыму – это городская идеология, характерная для всех поголовно городских округов (кроме ГО Саки) и районов с выражено городским характером населения: Симферопольского (пригородного), Бахчисарайского (райцентр – значимый по крымским меркам город Бахчисарай) и Черноморского (райцентр Черноморское – столица нефтяной промышленности Крыма).

Партия Зелёных

Партия Зелёных представляет столичную политическую культуру Крыма. Максимум поддержки – Симферополь и Симферопольский район (1,0% и 0,9% избирателей). Также она популярна в Сакском, Красногвардейском, Белогорском и Черноморском районах, где довольно часто выбирается среди всего спектра альтернатив Единой России (то есть собственно рейтинг от 0,8 до 0,9%, а вот среди неЕРовского электората Партия зелёных получает 3,8-4,5%).

Демократическая партия России

Демократическая партия России, предположительно представляет крымско-татарских избирателей, с оранжевых времен привыкших придерживаться т.н. «демократической ориентации».  Реальное доктринальное содержание, находящееся за брэндом «Демократическая партия России», предстоит установить на основании документов партии и образцов её агитационных материалов.

При анализе на микроуровне (территории Феодосийского и Судакского городских округов) выявлена связь результатов Демпартии с местами проживания крымских татар.

На мезоуровне Демократическая партия пользуется поддержкой в Белогорском, Джанкойском, Красногвардейском, Сакском и Кировском районах, а также в Симферопольском, Черноморском, Красноперекопском, Нижнегорском, Ленинском, Первомайском и Советском районах. Во всех 11 городских округах и в двух районах (Раздольненском и Бахчисарайском) поддержка Демократической партии значительно меньше.

Если изначальное предположение о связи Демократической партии с пост-меджлисовскими крымско-татарскими политиками, верно, то подобная география указывает на раскол в крымско-татарской политике. Вероятно, те кто голосовал за Демократическую партию России представляют умеренное крыло, в то время как радикальное крыло бойкотировало избирательный процесс.

Явка и результаты ЛДПР

Явка и ЛДПР

Рис. 1 При повышении средней явки на участке (группы по 50шт) падают показатели ЛДПР

Чем ниже явка, тем больше поддержка ЛДПР. В меньшей степени это характерно для партии «Коммунисты России» (для КПРФ зависимость ещё слабее). Обратная зависимость – чем выше явка, тем больше результат партии – характерна для Патриотов России и Демократической партии России.

Отчасти это объясняется тем, что в селах явка выше, чем в городских поселениях, при том, что ЛДПР и коммунисты – это «городские партии», а Демократическая партия России – это «сельская партия».

Для понимания результата «Патриотов России» необходимо изучение микрогеографии выборов, т.е. изучение конкретных избирательных участков.

 

Иванов А.В. 25.07.2016

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s